Цензура в культуре.

Галереи, выставки и прочие культурные мероприятия во всем мире.
Внимание, обсуждения про Коломну, Воскресенск, Пески - в соответствующем разделе выше!
Ответить
Аватара пользователя
Герда
Сообщения: 6716
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 21:49

Цензура в культуре.

Сообщение Герда » 21 апр 2012, 14:41

Петербурге разгорается скандал вокруг спектакля о Владимире Путине
21 апреля 2012 | 13:03
В местном доме культуры имени Газа заявили, что эта постановка не может быть показана на его сцене. Об этом нам сообщил художественный руководитель московского Театра.doc Михаил Угаров.

Это не первый случай, когда культурные мероприятия оказываются под запретом или подвергаются цензуре. Эта неделя тоже началась с громкого скандала. Телевизионная версия театральной премии «Золотая маска» вышла в обрезанном виде. Канал «Культура» отцензурировал сразу два выступления. Художника Олега Кулика, который со сцены Большого театра заявил, что вручил бы одну из наград группе Пусси Райот. Этих слов и последовавших аплодисментов телезрители не увидели. В усеченном варианте была показана речь лауреата Золотой маски Кирилла Серебренникова. Те, кто смотрел церемонию по ТВ, не услышали, как он сказал, что премия за спектакль «Отморозки» принадлежит и тем, кто борется в России за справедливость, кто голодает и сидит в тюрьме. С серьезными проблемами в конце прошлого года столкнулись создатели фильма «Ходорковский». Одна за другой площадки в Москве по тем или иным причинам отказывались его показывать. В итоге картина немецкого режиссера Кирилла Туши все-таки вышла, хоть и в ограниченном прокате. Кроме того, диски с фильмом попали в свободную продажу в крупнейшие торговые сети. Проблемы с прокатом были и у ленты «Россия-88» Павла Бардина. В залах, где планировалась демонстрация фильма о националистах, вдруг что-то случалось, по крайней мере, администрации ссылались на технические причины. Но самая нереальная на первый взгляд история произошла на Камчатке. В блогах появилась информация о запрете спектакля "Новогодние приключения Золушки". Якобы власти посчитали его разжигающим вражду. В сказке король переводит часы на час назад, чтобы Золушка не ушла с бала. На Камчатке в это же время губернатор тоже перевел часы на час назад, это привело к массовым протестам населения. Политический подтекст происходящего в культуре официальные органы, как правило, отрицают.
То,что для одного комар,для другого - верблюд. Изображение

Аватара пользователя
Герда
Сообщения: 6716
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 21:49

Re: Цензура в культуре.

Сообщение Герда » 21 апр 2012, 15:21

Театр.doc — часть протестного сознания


Режиссер и драматург Михаил УГАРОВ — о премьере первого в истории российского театра спектакля о Путине

Завтра, 14 февраля, у нас премьера «Берлуспутина». Это первая пьеса про Путина на российской сцене. Сюжет Дарио Фо заключается в том, что Путина и Берлускони, которые очень симпатизируют друг другу, убили в результате теракта. Больше нет ни того, ни другого. Но врачи собрали из двух тел одно: половина от того, половина от другого.
Если бы дело было только в этом, вышла бы просто комедия, а тут все сложнее. Два плохих, на взгляд Дарио Фо, человека (минус на минус) дают плюс. Новое существо приходит в себя после реанимации, комы и операций как очень хороший человек, который ничего не помнит. В монастыре под Москвой живет его жена Людмила. Он едет к ней и просит рассказать, кто он, что он делал, чем занимался в жизни. И она ему рассказывает все: от студенческих лет до того, что он творил у власти, попутно излагает разные версии, что он убил Собчака, например. Путин потрясен: так что, ты хочешь сказать, что я — падла?! Это гомерически смешно само по себе — порядочный, благородный Путин. Автор назвал пьесу «Двухголовая аномалия». Никто не взялся за эту пьесу ни в Италии, ни у нас, хотя 86-летний Дарио Фо, лауреат Нобелевской премии, во всем мире привлекает общее внимание. Он не верил, что мы поставим, но этим спектаклем мы отмечаем десятилетие Театра. doc: играют Евдокия Германова и Сергей Епишев.

…Десять лет назад мы узнали, что в Трехпрудном сдается в аренду подвал, скинулись и сняли его. Когда я впервые увидел его, я подумал: ну и зачем нам все это?! Так можно и у себя дома театр организовать. Я ошибался: эта сцена сама режиссер, она очень жестко тебя режиссирует. И очень меняет правила игры: здесь ты буквально лицом к лицу с залом, можно потрогать зрителя. Такое направление, как документальный театр, всем тогда казалось бредом, эксцессом. Но оказалось, именно документ может изменить и способ актерского существования, и режиссерские методы.



Мы начали с азов: театр работает со страхами. А значит, соединяет задачи психолога, социолога, художника, в общем, целителя. Было две главных линии: социальная и личная. В моду вошел вербатим, все кинулись на бомжей, проституток, гомосексуалистов, они театральны по самой своей природе. Потом стали уходить от этого, мой первый спектакль здесь — «Война молдаван за картонную коробку», и там уже серьезная, важная тема. Потом была пьеса «Жизнь удалась»: действие происходит в спальном районе города Минска, два брата любят одну девушку, люди остро чувствуют свою драму, но они безъязыкие. Пьеса про немоту: человеку очень больно, он корчится от боли, а вместо звука распяленный рот. Потом социальная линия перешла в политическую. В пьесе про Беслан «Сентябрь.doc» нет ни одного авторского слова, она вся — по материалам форумов.

Лучший пример другой линии, направленной внутрь себя, — «Кислород» Вырыпаева, мощный чистый авторский текст. За эти десять лет театр прожил три или четыре жизни, была клиническая смерть, была реанимация. Благодаря Театру. doc мощно прорезалась тольяттинская школа драматургии: Леванов, Дурненковы, Клавдиев. Прорезался неожиданно Пряжко. В конце концов образовалась саморазвивающаяся структура: приходят молодые, спектакли сами начинают прорастать.

Сейчас мы разрабатываем свидетельский театр (в этом направлении очень интересно работает швейцарский «Римини протокол»). Позвали Яшина и еще четырех человек, которых схватили на площади, били в автозаке, которые потом отсидели 15 суток на Симферопольском бульваре. Со стороны можно было подумать, что идет какая-то ломовая комедия, хохот стоял, хотя люди рассказывали довольно страшные вещи. Хохот над режимом, над ситуацией. «Если в конце басни нет нравоучения, публика не понимает, о чем речь», — сказано в «Герое нашего времени». Но мы считаем, кусок реальности в рамке особенно важен, если не давать резюме. Истинный спектакль возникает между сценой и залом. Во Франции сейчас в ходу теория диспозитива, считается, что главное — эта дуга «актеры-зрители», и режиссура заключается в выстраивании их отношений. Театр — коммуникация, а потом уже все остальное. В Польше есть Скорый театр, где спектакль может идти два-три раза. В Ройял-корте театр делают из всего, что происходит в мире.

А в русском пространстве к театру отношение по-прежнему надуто-сакральное. Высказывание должно быть вертикально, вечно. Автору говорят: хочется выйти на обобщение! Режиссура тоже абсолютно жреческое занятие, для посвященных, которых благословил мастер.

Новая драма и Театр.doc легализировали мат на сцене, и в этом теперь уже есть некоторая подлянка, потому что на этом языке говорит та самая власть, которую мы не уважаем. Я читаю пьесы молодых драматургов, везде идет мат как обозначение социальной принадлежности, а это неправда, матом говорят в Кремле, на репетициях, в операционных, в гарнизонах. Мат становится конъюнктурой, с одной стороны, а с другой — нормой лексики. И теперь надо как-то отделяться.

Зрители, бывает, реагируют очень ярко. На «Часе восемнадцать», спектакле о смерти Сергея Магнитского, опытный правозащитник Людмила Алексеева стала кричать на актрису, исполнительницу роли тюремного врача: «Как вам не стыдно?! Почему вы не уйдете в обычную поликлинику?!»

На спектакле «Демократия.doc», где два психолога-актера раскручивают зал, назначают на роли, один парень так разозлился на происходящее, что выбежал на сцену, стал спиной в угол и пустил струю. Все онемели, а он заправился, повернулся и говорит: «Ну и что вы со мной сделаете? Давайте теперь поговорим о демократии!»

У нас, слава богу, нет бухгалтерии, потому что бухгалтерия губит любой театр. Но к нам время от времени приходили и приходят разные люди, предлагают взять на содержание, дать дотацию. Этот процесс обычно обостряется перед выборами. Но мы аккуратно и тихо отказываемся: Театр.doc должен быть независимым, пусть и бедным.

Новая газета №15 от 13 февраля 2012 года.
То,что для одного комар,для другого - верблюд. Изображение

Аватара пользователя
Валентин Сафонов
Сообщения: 256
Зарегистрирован: 04 фев 2012, 13:13
Реальное ФИО: Caфонов Валентин Андреевич
Откуда: из Песков
Контактная информация:

Re: Цензура в культуре.

Сообщение Валентин Сафонов » 22 апр 2012, 19:59

Круто,мне понравилось начало). Видно у нас начинается всё с фильма,а заканчивается громкими слухами,а оптом и революцией и чтоб не потерять свою репутацию они не дают это выпустить...
Для остановки не причин,иду скользя.
И в мире нет таких вершин что взять нельзя.

Аватара пользователя
Герда
Сообщения: 6716
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 21:49

Re: Цензура в культуре.

Сообщение Герда » 14 май 2012, 11:50

Марат Гельман: Останусь ли я в Краснодаре, определит ICONS
Известный галерист не боится провокаций
Еще по теме
Депутаты кубанского Заксобрания введут цензуру для Гельмана
Противостояние Церкви и Марата Гельмана набирает обороты
Галерист рассказал «ФедералПресс.Юг» о взаимоотношениях с губернатором Ткачевым, вере в Бога и минусах скандальной славы

Изображение
Во вторник, 15 мая, в кубанской столице начнет работу выставка ICONS известного галериста Марата Гельмана. Еще до открытия ее осудили епископ Ставропольский и Невинномысский Кирилл (Покровский) и духовенство Екатеринодарской и Кубанской епархии, обратившиеся к губернатору Александру Ткачеву с призывом запретить «преступную деятельность в вверенном вам регионе» Гельмана. Накануне открытия выставки, вызвавшей такой общественный резонанс, Марат Александрович дал эксклюзивное интервью «ФедералПресс.Юг»:

Если говорить о ставропольском иерархе, то понятно, что с ним кто-то активно поработал, – прокомментировал последний скандал галерист. – Потому что текст его обращения к губернатору Краснодарского края написан какими-то посторонними людьми, написан лживо. Это точно не его текст. В целом же ситуация такая: искусства люди не видели, на выставки не ходят, всю информацию получают через прессу. На протяжении последних двадцати лет я ежегодно делаю, в среднем, пятнадцать выставок. Из них одна острая. О ней пишут журналисты, пишут много. Поэтому те, кто делает выводы не по собственным оценкам, а по публикациям, так воспринимают мои выставки.
Изображение

Работы на краснодарской выставке ICONS

Выходит, скандальное имя вам создали журналисты?

В 2000-е можно сказать, что человек сам себе создает имя, например, через блог. А в 90-е любая слава создавалась СМИ. Издания выступают в роли некой оптики, через которую смотрят люди, реально не интересующиеся современным искусством. В Новосибирской области осуждающего меня депутата спросили: на каких других выставках в краеведческом музее он был? «Никаких», – ответил парламентарий. В этом-то основная проблема. Для меня важно мнение именно тех людей, которые придут и увидят своими глазами. Пусть оно будет некомпетентным, критичным, непрофессиональным, зато личностным.

Предложение губернатора Ткачева об открытии в Краснодаре музея современного искусства стало для вас неожиданностью?

Да. Я делал некий культурный проект по просьбе Дмитрия Медведева. Помимо экспертов на нем присутствовали четыре губернатора, в том числе Александр Ткачев. Понял, что у кубанского главы такое представление: в целом в крае все обстоит неплохо, с традиционным искусством все хорошо, а с современным что-то не идет.

Признаюсь, не ожидал, приехав в Краснодар, увидеть большую среду современных художников. Она достаточно маргинальная, но она есть, власти просто о ней не знали. В свое время, в 1994 году, в Новосибирске я знакомил местного губернатора с новосибирскими художниками, в прошлом году подарил президенту Башкирии отличный каталог с работами башкирских художников.

Между тем Кубань, безусловно, не была тем регионом, о котором я думал. С другой стороны, логично: мы с Александром Николаевичем достаточно разные люди. Зачем ему такой же, как он? Нужно искать не себе подобных! Логика в том, чтобы он пригласил себе другого по складу человека.
ИзображениеИзображение

Работы на краснодарской выставке ICONS

Судя по тому, как Ткачев заступился за вас перед иерархами, нашли общий язык?

Об этом говорить еще очень рано. Мы обо всем договорились, даже в деталях. Запланировали начать работу с сентября, но я предложил провести пробную выставку. Сейчас мне важно посмотреть на реакцию общества как протестную, так и одобрительную. Митинги это одно, но и разбирать выставку мне помогают краснодарские ребята. Причем совершенно бесплатно. После выставки примем окончательно решение.

Сумма для открытия музея современного искусства в 400 млн, которую вы назвали, это много или мало?

На самом деле в ответ на вопрос, сколько будет стоить музей, ответил – не знаю. Но чтобы люди представляли себе объем средств, сказал, что за все время в Перми потратил около 400 млн. Это не только музей, но и фестиваль, другие культурные проекты. Для сравнения бюджет традиционного музея примерно такой же – 80–100 млн рублей в год.

ИзображениеИзображение
Работа на краснодарской выставке ICONS

Скандальная слава помогает или мешает в работе?

В целом помогает, но в некоторых случаях мешает. Например, в 2004 году я перестал заниматься политическими технологиями, так как для политтехнолога известность – это помеха, «серый кардинал» не должен быть ярче своего клиента. В искусстве, особенно в 90-е годы, когда все бурно развивалось и мы выходили на международный рынок, известность помогала. Люди знали, с кем имеют дело. Вот только приставка «скандальный» относится больше не к Гельману, а ко всему современному искусству. Оно в целом воспринимается как нечто скандальное, я только один из наиболее известных его лиц. Недавно девушка-журналист спросила: «Где граница между эпатажем и искусством?». «А где для традиционного художника граница между красной краской и искусством?» – ответил я. Эпатаж точно такой же инструмент, как холст, масло, компьютер. От того, много красной краски или мало на традиционной картине, по большому счету не зависит, хорошая она или плохая.

Вернемся к обвинениям в скандальности. Многих, например, возмущает картина, на которой на обезьяну надели ордена…

Знаете, в администрации края мне показали целую папку «компромата на Гельмана», который чиновникам присылают всевозможные «доброжелатели». Смотрим, а там антиклерикальная карикатура из «Советской России» за 1976 год. Моя галерея появилась спустя четырнадцать лет. Может быть, выход этой карикатуры подписывали те же люди, которые сегодня считают ее компроматом! Теперь что касается выставки Ильи Чичкана, одного из главных украинских художников. Он рисует обезьян, такой психодарвинизм. Как-то пришел на Арбат, а там пять лет один человек торговал медалями, фуражками, армейскими ремнями, но его плохо замечали. Тогда торговец начал рекламировать товар с помощью обезьянки, которую одел в сталинский френч с медалями. Художник сфотографировал ее, потом сделал портрет. Он показал людям то, мимо чего они ежедневно проходили, но не замечали. Это же и есть задача художника! Нормальное общество направляет ярость на тех, кто торгует орденами, а не тех, кто говорит об этом.

Изображение
На краснодарской выставке ICONS

В чем же, на ваш взгляд, задача современного искусства и художника?

Меня не устраивает, когда на выставку приходит только художественная среда, хотя многие коллеги этим удовлетворяются. Но художники, галеристы, коллекционеры – небольшой круг людей, которые понимают друг друга. Мне же важно, чтобы выставку, в том числе и в Краснодаре, посетили как можно больше людей, в том числе и тех, кто никогда не сталкивался с современным искусством. Сегодня художник пытается выстроить диалог, он уже не на пьедестале чему-то учит. Надо понимать, что современный художник вообще ничему не учит, он такой же, как вы, его задача – создание образов, которые помогают видеть сегодняшний день. Люди, которые говорят, что понимают старое искусство и не понимают новое, лукавят. Здесь художник говорит на вашем языке, а что мы можем знать о французском художнике, например, XVIII века? Что ты понимаешь в нем, в том, что и как он нарисовал, а главное, почему.

Вы в Бога верите?

Да. Я толстовец, даже проповедую. Когда мне было 14 лет, Библия была запрещена, зато Толстой был доступен. И в 44 томе его полного собрания сочинений было Евангелие от Толстого – пересказ жизни Христа для простых людей. В целом вера любого человека с чего-то начинается, дальше идет уже личное. Ориентиром для меня стал Толстой.

Изображение
Работы на краснодарской выставке ICONS

Чего вы ждете от предстоящей выставки?

Чтобы она понравилась, стала шагом к следующим. С кем бы ни говорил в Краснодаре, все советовали: касайтесь любой темы, кроме религии. Но возьмите историю русского искусства – до конца XVI века светской картины нет вообще, даже парсуна строилась по иконографическим принципам. Тема религии интересна и художникам, и публике, поэтому решил сделать именно выставку ICONS. Правда, не все работы вошли в нее из-за низких потолков.

Провокаций не боитесь?

Я больше 20 лет занимаюсь современным искусством, мне поздно бояться. Вы не можете привлечь положительного внимания, не привлекая отрицательного. Очень надеюсь, что процентное соотношение тех, кому выставка понравится, будет гораздо больше тех, кто выступает против.

Беседовал Андрей Кошик.
То,что для одного комар,для другого - верблюд. Изображение

Аватара пользователя
Герда
Сообщения: 6716
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 21:49

Re: Цензура в культуре.

Сообщение Герда » 15 май 2012, 14:46

Берлуспутин пришел к Абаю
http://www.svobodanews.ru
Спектакль "Берлуспутин" 14 мая сыграют на Чистых прудах. Автор - драматург Дарио Фо – о цензуре в Италии и России в интервью РС. (Радио Свобода).
То,что для одного комар,для другого - верблюд. Изображение

Аватара пользователя
Герда
Сообщения: 6716
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 21:49

Re: Цензура в культуре.

Сообщение Герда » 19 май 2012, 11:50

Изображение
Поход в Россию

Марат Гельман о сорванных выставках, возврате к СССР и провокациях

В конце апреля новосибирские власти отложили выставку галериста и куратора Марата Гельмана "Родина", от которой потом отказалась еще одна площадка. 15 мая открытие другой экспозиции Гельмана Icons, но уже в Краснодаре, было сорвано акциями протестами. Галеристу, которого Екатеринодарская и Кубанская епархии РПЦ считают злом для церкви, у входа в музей плевали в лицо. "Лента.ру" поговорила с Маратом Гельманом о том, кто гонит его с Кубани и почему.

"Лента.ру": Если честно, то непонятно, что сейчас происходит, точнее, из-за чего начались такие гонения. Отсрочки выставки "Родины", запреты, пикет против Icons. Как бы вы охарактеризовали события последних дней?

Марат Гельман: Получилось, что два сюжета - и в Новосибирске, и в Краснодаре - совпали по времени, все происходит перед "Ночью музеев". История с Краснодаром развивалась следующим образом: мы договорились с Ткачевым (Александр Ткачев, губернатор Краснодарского края - прим. "Ленты.ру") о создании Центра современного искусства. Я предложил ему для начала провести выставку и посмотреть на реакцию, понять, нужно ли это городу. На фоне выставок, которые мы готовили к "Ночи музеев", мы хотели показать презентацию Центра современного искусства.

За то время, что я бывал в Краснодаре, я с удивлением обнаружил достаточно большое количество активной молодежи. Она, конечно, находится под серьезным прессингом, поскольку официально там поддерживается исключительно так называемое "казачье искусство". Мне вот рассказывали историю: Женя Барабанов, известный критик, делал в Краснодаре выставку, и один чиновник его спросил: "А казаки будут?" Он сказал: "Нет, будет современное искусство". На что получил ответ: "Не будет казаков - не будет выставки".

Вот такая там ситуация. С одной стороны, абсолютно современная молодежь, которой много, с другой - заскорузлая культурная политика, антикультурная политика.

И вот Ткачев решил позвать вас. Это именно его инициатива?

Да, его. Когда мы готовились и я встречался с разными людьми, мне все говорили: "Давайте не трогать искусство, хоть как-то связанное с религией". На это я объяснял, что невозможно начинать с запретов, с того, что что-то нельзя. Тем более это касается религии, потому что в России до конца XVI века светского искусства в принципе не было. То есть искусство у нас напрямую связано с евангельским мифом и с иконой. Я говорю, представьте себе греческую скульптуру - все сразу же понимают о чем речь, китайскую каллиграфию - все понимают. Русская икона - из того же ряда, все сразу понимают.

Драка между противниками Марата Гельмана и посетителями выставки Icons в Краснодарском краевом выставочном зале изобразительных искусств. Фото РИА Новости, Геннадий Аносов
Драка между противниками Марата Гельмана и посетителями выставки Icons в Краснодарском краевом выставочном зале изобразительных искусств. Фото РИА Новости, Геннадий Аносов
И мы решили сделать проект, посвященный как раз русской иконе. Проект очень корректный. Как раз на фоне разговора, который ведется на повышенных тонах об отношениях искусства и церкви, Pussy Riot, мы хотели создать выставку, которая бы стала корректным пространством для спокойного диалога. Так или иначе, получилось по-другому, появились люди, которые начали с нами бороться. К сожалению, они возникли в том числе и в администрации самого Ткачева. Они увидели угрозу своей культурной политике.
Изображение
Вы знаете этих людей?

Да, знаю. Просто пока не хочу называть имена. В Краснодаре они всем очевидны. Но сейчас все же идет выставка. Потом я считаю, что Ткачев повел себя очень корректно. Он, несмотря на давление епархии и этих людей, дал выставку открыть.

Тем не менее, он уже сказал, что если понадобится, сможет и без вас обойтись.

Да. Он реагирует на высказывание гражданского общества, часть которого активно высказалась против меня. А сейчас зарождается иная активность: ребята собирают какие-то письма. Там началась жизнь. Надо понимать: он политик, он лавирует. И если другая часть гражданского общества будет достаточно убедительной, он легко скажет что-нибудь иное.

А вам вообще нравится такое волнение? Неважно, против вас или за?

Сейчас я поясню свое отношение к этому. Дело в том, что люди не видели выставки, их обманули. Им показали на листочке работы, которые никак не связаны ни с экcпозицией, ни со мной. Они собрали все работы группы "Война", акцию Тер-Оганьяна, против которой я выступал, и так далее. Они распространяют информацию, что я организатор и продюсер акции в Храме Христа Спасителя. И местные жители просто некритично отнеслись к предоставленной им информации. Дело не в том, что я считаю, что острые выставки можно срывать, а спокойные, как, например, эта, нельзя. Просто здесь имел место обман.

И мне не нравится, что такие технологии обмана входят в художественную жизнь. Но тот факт, что люди высказывают свое мнение, я считаю абсолютно нормальным, потому что гражданское общество не может состоять из одних Борисов Акуниных и Леонидов Парфеновых. Оно в Краснодаре разное, в том числе и такое. Причем сами краснодарцы говорят, что таких людей очень мало, что это небольшая, но достаточно активная группа. И она имеет право на высказывание своего мнения. Если бы они не мешали другим смотреть выставку, а просто устроили пикет - это нормально.

Например, в Перми, когда там был литературный вечер Лимонова, "нашисты" перед входом в музей устроили концерт. Это было в рамках закона, но при этом они создали ситуацию, при которой каждый человек, перед тем как попасть на встречу, узнавал, что "нашисты" думают о Лимонове. Нет проблем.

Если бы в Краснодаре поступили таким же образом, раздавали листовки перед музеем, но при этом не закрывали бы вход - я считаю, было бы нормально. Как бы то ни было, выставки открыты, на следующий день на Icons пришло очень много людей. Многие вообще впервые узнали, что такой художественный зал в Краснодаре в принципе существует, хотя он находится в центре города. Очень хорошие отзывы. И конечно, в результате, хоть и при таких нелицеприятных обстоятельствах, о выставке узнало огромное количество людей. Там чувствовалась какая-то реальная угроза, угроза жизни, но в итоге все обошлось без крови, и можно считать, что подобная акция действительно сработала как реклама.

Как вы считаете, если бы за плечами не было истории с Pussy Riot, подобное с вашими выставками могло бы произойти? Или это все-таки взаимосвязанные вещи?

Там есть несколько причин, почему так произошло. Первое, что я хочу сказать, что это отголоски митинга на Поклонной (имеется в виду "антиоранжевый" митинг 4 февраля 2012 года - прим. "Ленты.ру"). Очень многие из митингующих кричали: "Это вам не Болотная площадь!" Человек, который организовал акцию у краснодарского выставочного зала (его там узнали), устроил и "антипуссинг", в Краснодаре проходил такой митинг против Pussy Riot. Просто когда собирали митинг на Поклонной, там же организатором был Кургинян, видимо, ему дали какое-то очень серьезное финансирование. Поэтому главными зачинщиками были сторонники Кургиняна. Неважно, Краснодар это, Новосибирск или Пермь.

Эти люди связаны между собой?

Не то чтобы связаны. Важно, что они всегда были, но теперь они получили финансирование и будут активны. Они, конечно же, в отличие от мракобесов, могут сформулировать, обмануть и скомпоновать картинки.

То есть идет политическая, продуманная такая кампания?

Да. И получается, что остальные - просто обманутые люди. Надо иметь в виду, что мы сталкиваемся сейчас с вполне определенным явлением. Эти люди - идеологически они не коммунисты, не КПРФ, но они выступают за возврат СССР. И все современное, что уводит их еще на один шаг от СССР, это для них плохо.

Вы планируете и далее присутствовать в Краснодарском крае?

Это факт, я буду там присутствовать, вопрос - в каком качестве. Дело в том, что уже после случившегося ко мне обратились местные бизнесмены, которые сказали, что хотели бы продолжения новой культурной политики и готовы ее вести дистанцированно от власти. Ко мне обратилось большое количество местных художников, которые также хотят сотрудничать, и просили, чтобы я им помогал. Поэтому факт уже свершился. Вопрос только в том, насколько я буду взаимодействовать с краснодарской властью, ограничится ли мое участие каким-то локальными проектами, консультациями или это будет нечто большее.

А с властью вам хочется вообще взаимодействовать, это интересно?

Я считаю, что то, чем я занимаюсь, это объективно настоящая политика. Децентрализация, которая чрезвычайна важна для страны. Поэтому я готов взаимодействовать с теми, кто разделяет такую же идеологию проекта. Возможно, было бы проще сделать это все с помощью какого-то частного фонда, но не всегда, к сожалению, получается. Во-вторых, если говорить конкретно о Краснодаре, то там, даже если действуешь через частных людей, все равно все устроено таким образом, что без разрешающего кивка власти что-то сделать трудно.

Знаете, мы здесь, в Москве, не понимаем, насколько люди там зависимы, насколько у них все архаично. Это откровенная цензура. В Краснодаре с выставок снимают работы, снимают чиновники из администрации. Я был в шоке. Оказывается, это существует. Причем советская цензура - она, конечно, была подлая, тупая, но ее осуществляли люди с образованием. Литование текстов, например, я прекрасно помню, что этим занимались партийные работники, но только закончившие Литинститут или филологическое отделение. А здесь - все, что было в советское время, но еще и невежественное. Я впервые в своей жизни увидел в Краснодаре испуганного директора музея. Директор музея - это обычно элита, важная фигура в городе.

Я сегодня в вашем ЖЖ прочитала сообщение по поводу изобразительного искусства, которое оказалось именно тем "катализатором для взрыва мракобесия". Вы пишете, что вот книги спокойно лежат, а тут такие бури. Мне просто кажется, что по сравнению с издательствами, театрами, где в общем непросто снять спектакль из репертуара, музейные институции являются самыми уязвимыми. Мало денег, бюрократия, директор-чиновник, на которого просто повлиять другому чиновнику. Запретить, убрать.

Я бы посмотрел на тех, кто хочет повлиять на Пиотровского...

Понятно, что есть Пиотровский, и еще несколько человек такого уровня..

Надо, чтобы так было везде. Директор музея - это крупный, крупный чиновник. Мы сейчас, например, делали выставку в Милане, и там был директор музея - президент провинции Милана. Это очень большая номенклатура, и так должно быть везде.

Я просто что хочу сказать: конечно, в такой ситуации ни Гельман, никто другой ничего не может сделать рядом с властью. Надо создавать независимый центр, который будет с этой властью взаимодействовать. Потому что как только от власти зависит само создание центра, она сразу начинает влиять на кадровую политику.

Icons поедет куда-то дальше?

Думаю, что да. Как мы обычно действуем: после окончания выставки мы рассылаем каталоги в крупные музеи, там порядка 80 музеев в мире, которые когда-то выставляли русское искусство или наши музеи. Здесь же уже начали поступать предложения до закрытия выставки.

А что в итоге с "Родиной" в Новосибирске? Найдут ей место?

С "Родиной" другая ситуация. Выставку пригласило Министерство культуры через музей, который ему подчиняется. Потом возникли местные депутаты. Я сначала подумал, что это тоже просто какое-то мракобесие, но через какое-то время стало понятно, что изменилась атмосфера. В выставке нет ничего такого, это некая ирония по поводу патриотизма. Само название об этом говорит. И выставка посвящена неким патриотическим клише, которые у нас формально используются, но при этом за ними стоит пустота. И вот стало понятно, что даже ирония оказалась опасной. Очень странно.

Выставку дважды закрывали, и это каким-то образом разбудило общественность в Новосибирске. Сейчас я могу почти наверняка сказать, что она все же откроется, с небольшой задержкой, но тем не менее. Сначала она пройдет в Новосибирске, а потом уже в июле откроется в Красноярске.

А в Новосибирске когда?

Я, наверное, смогу официально сказать в понедельник. Я просто уже знаю, как все срывается, и вот, когда документы будут готовы, я точно назову время и место.

"Голубые города", работа из выставки "Родина". Фото с сайта permm.ru Изображение

Там самая вызывающая работа для чиновников и православных - "Голубые города" Антошиной. Ее требуют убрать из выставки, например в Томске. Какая дальнейшая судьба у работы?

Дело в том, что когда мы делали выставку в Перми, у нас даже мысли не возникло, что эта работа вызовет какие-то вопросы, потому что она очень красивая. Художник подглядел, что архитекторы, когда создают макеты храмов, используют спринцовки. Они хороши тем, что бывают разных размеров и поэтому их удобно использовать. Я повторю, работа очень красивая. Если бы мы знали, что она вызовет такую реакцию, может быть, мы не стали бы ее выставлять в самый первый раз. Выставка ведь огромна, такой масштабный проект, посвященный фальшивым клише. Вполне можно было эту работу выставлять в виде фотографии. Сейчас для нас это не так уже принципиально.

Но то, что делает томский музей, неправильно. Мне кажется, они ошибаются: они объявили, что готовы принять выставку без этой работы. В Томске точно выставки либо не будет, либо она будет с "Голубыми городами". Потому что одно дело - когда мы принимаем вместе какое-то решение, а другое - когда нам ставят условия. Получается, они специально акцентируют на этом внимание. Значит, люди будут приходить на выставку и говорить только о том, что этой работы нет, а ничего другого просто не увидят. Зачем нам это нужно?

Собственно, по поводу самой Перми. Чиркунов ушел, Басаргин придет, и наверняка курс может измениться. В Перми антигельмановские настроения сильны, не всем нравится современное искусство. Так вот, что дальше, каким вы видите развитие пермской "культурной революции"? Видите вообще?

Там есть несколько моментов. Мы сумели за это время создать несколько институций, и они точно там останутся. Три музея: наш музей PERMM современного искусства, Музей пермского периода и Музей фотографии, еще театр. Кроме того, у нас есть большая программа, связанная с фестивалями. "Белые ночи" сейчас пройдут, и, конечно же, нет гарантии, что они останутся, но если окажутся успешны, то губернатор, возможно, их оставит. И дальше есть два таких элемента: один из них - международный, участие в проекте "Пермь - культурная столица Европы". Это пока не видная, но достаточно методичная работа чиновников пермского министерства по внедрению в международный контекст. Я не понимаю, зачем Басаргину это все закрывать.

Под вопросом остаются только большие инфраструктурные объекты: новое здание для Пермской галереи и новое здание для Пермского оперного театра.

Не знаю, вдруг начнут выставки отменять...

Губернатор же не утверждает список выставок современного искусства.

Допустим, выстраивается толпа, начинает ругаться, митинги. Идет волна. Маловероятно?

Про волну маловероятно. Там скорее какие-то элитные вещи могут повлиять. Главное, как проекты будут развиваться. Понятно, что доверительных отношений с Басаргиным, таких, как были с Чиркуновым, не будет. А для того, чтобы развиваться, нужны именно доверительные отношения. Ведь развитие - это риск. Но я все же не думаю, что будет какое-то серьезное сокращение.

История с вашими выставками в очередной раз показала, что современное искусство обнажает огромное количество реалий: общественных, политических, мировоззренческих. Провоцирует на реакцию, собственно демонстрирует схемы, по которым мы живем. Что бы вы хотели изменить с помощью искусства, какие задачи решить?

Я не стал бы сейчас отвечать на этот вопрос. Для меня за месяц произошло столько событий, я должен осмыслить происходящее. Надо же понять, признаком чего является происходящее. Если это признак того, как резко изменилась атмосфера в стране, это одна ситуация. Если это, наоборот, результат того, что искусство стало всем интересно, то это другое. Ведь ты не можешь быть интересен только тем, кому нравится, ты становишься интересным и тому, кому не нравится. Сейчас надо обдумать. Главная задача сейчас - организовать несколько круглых столов, чтобы послушать, что думают люди, какие варианты. У меня нет сейчас четкой стратегии.

Что вы думаете о провокации как о художественном приеме? Становится ли провокация неотъемлемой частью современного искусства.

Знаете, нет, конечно. Мы же не можем сказать, что красная краска является неотъемлемой частью любой картины. Могут быть картины и без красной краски. Но это один из инструментов художника, палитра. Просто получается, что галерея Марата Гельмана делает 15 выставок в год, из них острые - только одна или две. Нельзя же воспринимать только их. Но люди, которые не ходят на выставки, знают только об острых вещах, и им кажется, что искусство провокационно.

Выход только один: люди должны не только читать про выставки, но читать и смотреть. Мы к этому еще не пришли. Вот кинокритика, люди ее читают, а потом идут в кино. Массово. А про искусство им кажется, что они могут получить полную информацию из медиа. Посмотрели картинки, почитали текст - и все, вперед. Единственный выход, как мне кажется, - заниматься искусством, пропагандой искусства.

Какой-то просветительской работой точно.

Вот поэтому я хочу сейчас делать обзорные выставки. Китайское искусство – какое оно? Не важно, китайское, казахское, выставка видео-арта. Расширять кругозор человека.

Я начинаю понимать, что мой поход в Россию, условно говоря, становится чем-то очень важным. Я все это время смотрел за тем, как ребята на Бульварном кольце устраивают лагеря. Им, конечно, очень приятно быть среди своих единомышленников. Но, может быть, сейчас это стоит отложить и выйти за пределы кольца. Раньше активность была внутри Садового кольца, теперь внутри Бульварного, но она не приведет, по моему мнению, к каким-то положительным изменениям в стране. Надо двигаться.

Одного Марата Гельмана на страну мало.

Да, хотя бы еще штук 50 (смеется).
Беседовала Татьяна Ершова
То,что для одного комар,для другого - верблюд. Изображение

Аватара пользователя
Герда
Сообщения: 6716
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 21:49

Re: Цензура в культуре.

Сообщение Герда » 24 май 2012, 12:10

То,что для одного комар,для другого - верблюд. Изображение

Ответить

Вернуться в «Культурная жизнь»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость